Насколько значительным вы считаете влияние зарубежных инструментов и технологий на развитие российского инвестиционного рынка?

– Инфраструктура российского фондового рынка соответствует всем требованиям консервативных международных и отечественных инвесторов. По всем параметрам – институциональная структура, качество управления рисками по расчетам и хранению ценных бумаг – вполне соответствует высоким рейтингам. Если говорить о развитии продуктов российского фондового рынка, то оно достаточно приличное. При сравнении с развитыми рынками наблюдается некоторое отставание по развитию срочного рынка, что скорее связано со спросом. Что касается инвесторской базы в части розничных инвесторов – степень развития здесь отстает от развитых рынков. Отечественные розничные инвесторы и формы коллективного инвестирования, в отличие от того, как обстоит дело на развитых рынках, не играют существенной роли на фондовом рынке страны.

Как вы относитесь к ажиотажу вокруг криптовалюты и как оцениваете угрозу оттока средств с фондового рынка в связи с инвестированием в биткоины?

– Если вы имеете в виду использование операций с криптовалютами для получения дохода, то здесь мы имеем дело со спекулятивной игрой, эксплуатирующей перспективную технологию, которая в будущем займет важную роль на мировом финансовом рынке. Усовершенствованная технология распределенного реестра по параметрам кибербезопасности и скорости транзакций в будущем может стать базой для новой финансовой экономики. Ажиотаж вокруг биткоина подобен явлению, когда кит плывет, а вокруг снует множество маленьких рыбок, питающихся за счет него. Так и здесь: на фоне размеров мирового фондового рынка, которые составляют порядка 60 триллионов долларов, капитализация биткоинов в несколько сот миллиардов пока не оказывает влияния на стоимость активов, обращающихся на мировых фондовых площадках. Биткоины – не единственная криптовалюта, и я могу сказать, что монетарные власти-регуляторы многих стран будут пытаться выстроить регулирование их обращения и использования для инвестиционных операций. Собственно говоря, есть уже первые результаты – каждое государство по-своему пытается решить эту проблему. Япония разрешила применять эту технологию для расчетов, можно рассчитываться криптовалютой. Инвестиции в форме ICO они тоже не запрещают, одновременно развивая регулирование этой деятельности. Сингапур тоже следует примерно той же стратегии. У нас власти осторожно относятся к криптовалютам, не запрещая пока в принципе. Китай запретил операции и использование криптовалют, но не думаю, что навсегда. Вероятно, они хотят временно заморозить ситуацию, чтобы подумать, как регулировать обращение криптовалюты на рынке. Когда придумают – вернутся к этому вопросу. Фактически криптовалюта – это технология частных денег, потому что ее эмиссия обеспечивается математической программой, однажды запущенной ее создателями. Для экономики определение необходимости эмиссии лишь потребностью участников – совершенно новая вещь! Не нужен центральный банк, доверие обеспечивается продвинутой системой шифрования. Пока, конечно, безопасность и скорость совершения транзакций не могут обеспечить массовое использование этой технологии, но, как известно, технологии быстро совершенствуются.

– Какие риски присутствуют?

– Единственный вопрос – как обеспечить нейтральность администратора и неизменность протокола. Когда есть индивидуальный эмитент, всегда возникает вопрос доверия. Например, доллар эмитирует Федеральная резервная система США (ФРС), в связи с чем регулярно возникает вопрос: «А насколько он надежен, не обманывает ли нас ФРС, не создает ли пирамиду?». В системе распределенного реестра этот вопрос снимается, потому что там никто эту пирамиду не создает, эмиссию обеспечивает математический алгоритм, и она в случае построения альтернативной валюты для расчетов должна происходить в зависимости от того, насколько быстро растет потребность в транзакциях: много транзакций – эмиссия растет, мало транзакций – эмиссия сокращается. Таким образом, идея частных денег возвращается, но на высоком технологическом уровне.

 

СПРАВКА: Олег Вячеславович Вьюгин – кандидат физико-математических наук, автор более 20 научных работ и публикаций по теории вероятности и макроэкономическому моделированию. Имеет почетное звание «Заслуженный экономист Российской Федерации». В настоящее время является Председателем Совета директоров ПАО «САФМАР Финансовые инвестиции», членом Совета директоров, независимым директором ПАО «НК «Роснефть», членом Совета директоров, независимым директором ПАО «Московская биржа», профессором факультета экономических наук НИУ ВШЭ. Занимает должности в коллегиальных органах управления других юридических лиц: НАУФОР (председатель Совета директоров), НКО ЗАО НРД (заместитель Председателя Наблюдательного совета), ООО «Сколково-Венчурные инвестиции» (член Совета директоров), ПАО «Юнипро» (член Совета директоров), Фонд «Центр стратегических разработок» (член Совета фонда), Национальный совет по корпоративному управлению (член Президиума). Член Экономического совета при Президенте Российской Федерации, член Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации, член Консультативного совета при председателе Банка России, член Общественного совета Минфина России. В разные периоды деятельности занимал посты первого заместителя министра финансов Российской Федерации, первого заместителя председателя Банка России, руководителя Федеральной службы по финансовым рынкам, являлся внештатным советником Председателя Правительства Российской Федерации, а также исполнительным вице-президентом ЗАО «Инвестиционная компания «Тройка-Диалог», старшим советником по России и СНГ ООО «Морган Стэнли Банк», председателем Совета директоров ПАО «МДМ Банк», членом Совета директоров ПАО «БИНБАНК», председателем Совета директоров ПАО «Европлан».

Нет комментариев

К сожелению еще никто не добавил комментарий к даному материалу

avatar